«Для безнадёжных больных мы открыли шоковую палату»: красноярский врач рассказал о дефиците мест в краевой больнице из-за пандемии

Один из тех, кто сейчас на переднем крае. Артем Архипов заведует инфекционным госпиталем краевой больницы Красноярска. Это здесь борются с коронавирусом, спасают или провожают навсегда. По крайней мере, делают все, что в их силах – ради каждого пациента с COVID-19 и не только. Напомним, по данным на 7 июля 2020 года, в Красноярске и крае заразились 9848 человек. Из них вылечили 5421, погибли 172.

В режиме нон-стоп

Несмотря на занятость, Артем нашел время, чтобы рассказать правду – оттуда, из ковидного госпиталя. Приводим его письмо целиком:

— Госпиталь, в котором лечат коронавирусных больных, работает в режиме нон-стоп. К сожалению, пациентов у нас много. В приемном отделении в любое время суток находится 20-30 человек. Кто-то из них уже точно имеет статус ковид плюс, их размещают в изоляторе. Кто-то с неизвестным статусом, они находятся в отдельном зале. С учетом такого количества пациентов создается очередь на МСКТ (компьютерную томографию – прим.ред.), а это единственное косвенное подтверждение вирусной пневмонии.

Мест много, но больных больше

-Более того вдобавок к пневмонии к нам поступают люди с заболеваниями сердечно-сосудистой системы, пищеварительного тракта. А, значит, их нужно обследовать дополнительно, определяться с тактикой. И, если на момент поступления в приемном отделение и была свободная кушетка, то, пока он обследуется и будет готов к госпитализации, ситуация поменяется несколько раз. Кто-то переведется в реанимацию, кто-то из реанимации в отделение, кого-то привезет санавиация. Кому-то из тех, кого перевели на долечивание в другой стационар, стало хуже и их нужно забирать обратно. Поэтому гарантии на наличие места практически нет. Еще труднее с кислородными местами. Их много, очень много. Но больных ещё больше. И пациентов попеременно меняют местами, чтобы «дать подышать». Инженеры уже сделали разветвители, но и этого недостаточно — в коридор такой не дотянешь. А вдобавок ко всем пациентам есть и текущие проблемы: кто-то еще и после операции, кому-то нужны перевязки, кому-то пункция, потому что жидкость скопилась в плевральной полости, у кого-то гематома образовалась — все на антикоагулянтах, беременные. Трафик на МСКТ загружен еще и теми, кто уже лежит в стационаре — контрольный снимок нужен всем.

Переводить всегда некуда

— Сейчас у нас 338 человек. Если здоровье пациента ухудшается, его осматривает реаниматолог. Только переводить всегда некуда. Все реанимационные койки заняты крайне тяжелыми пациентами. И если в мирной жизни на одну бригаду реаниматолога приходится 6 пациентов, то сейчас по 12-13. Поэтому врачи в отделениях, а работают кардиологи, хирурги, травматологи, гинекологи, так как персонала не хватает, выполняют еще и роль реаниматолога, проводя рекомендованную терапию в условиях своего отделения.

А как попадают в реанимацию? Когда кому-то станет лучше, его переведут в отделение. Счастливое и радостное для всех событие, которое, к сожалению, случается не так часто, как хотелось бы. Чаще место освобождается, когда в чат приходит сообщение с данными пациента, статусом ковид и набором букв. Это значит кто-то очередной погиб. А буквы — это тот морг, в который пойдет тело. Место освободилось.

У всех только вчера и завтра

— Пациентов настолько много и они настолько тяжелые поступают, что в приемном отделении пришлось организовать дополнительную шоковую палату. Реаниматологи лечат прямо в ней. Но она, по сути, лишь помещение для агонирующих. Их уже не спасти.

А ведь, помимо всего, сотрудникам нужно следить и за бытовыми процессами. Собирать и правильно упаковывать мусор, белье, постоянно обрабатывать помещения, следить за санпропускником, пополнять запасы медикаментов, расходных материалов. Это параллельный и непрерывный процесс. Никто уже давно не говорит слово «выходной», у всех только вчера и завтра, все как одна длинная рабочая неделя.

Красноярская медсестра, переболевшая «короной»: «Ты можешь просто не заметить, как твои легкие превратятся в «кашу»

Алена рассказывает свою историю работы в ковидном госпитале, где она даже при наличии средств индивидуальной защиты, все же заразилась. Личный опыт медработника, который был на переднем крае, симптомы, лечение и выводы – обо всем этом Алена Михайлова написала в открытом письме красноярцам, приводим его полностью.

«В обычном режиме я работала в стационарном отделении скорой медицинской помощи ККБ. Когда началась пандемия, мои коллеги собрались идти во второй госпиталь на Рокоссовского. Я тоже очень захотела пойти с ними — мне было важно быть причастной к борьбе с коронавирусом! (подробнее).

В Красноярском крае после смерти врача от коронавируса минздрав уволил руководство Уярской районной больницы

В этой истории много вопросов, в которых еще предстоит разбираться. От коронавируса скончалась врач Уярской районной больницы. Уважаемый доктор, акушер-гинеколог Галина Николаевна Лебедева. Работала в родильном отделении районной больницы, по совместительству дежурила в приемном отделении. За плечами – 30-летний стаж, тысячи пациенток. Несмотря на то, что находилась в группе риска (по весу и сопутствующим заболевания) – и Галина Николаевна это хорошо осознавала, она продолжала работать и оказывала медицинскую помощь при приеме больных. Возможно, от одного из своих пациентов она и подхватила новую коронавирусную инфекцию (подробнее).

«Нет сил даже дышать»: пациенты с подозрением на COVID обвинили больницу в отсутствии помощи. Минздрав начал проверку записанного ими [видео]

Дощатые ступеньки, линолеум волнами, стены и потолок в трещинах… Это больница Уяра, небольшого городка, от которого 130 километров до Красноярска. Сегодня, 2 июля, отсюда пришло тревожное видео, его записали пациенты с подозрением на COVID. Люди в истерике: жалуются на условия, просят забрать их отсюда (подробнее).

В Красноярском крае от коронавируса впервые умерли медработники. Это врач и водитель скорой помощи Уярской районной больницы

Это первая смерть медицинских работников с начала пандемии в Красноярском крае. Есть информация о том, что их госпитализировали слишком поздно, и все время до госпитализации они продолжали работать (подробнее).

Источник: https://www.krsk.kp.ru

В данной статье мы постарались собрать все основные и актуальные новости из СМИ о данном событии.

«Гарантии на место нет»: красноярский врач рассказал о работе в ковидном госпитале

Заведующий инфекционным госпиталем краевой больницы Артем Архипов рассказал о работе во время пандемии коронавируса. Его рассказ опубликовали в инстаграме учреждения.

Артем рассказывает, что больных в госпитале очень много – сейчас там лежат 338 человек. Больница работает в режиме нон-стоп, в приемном отделении постоянно находятся по 20-30 человек. Если известно, что у пациента положительный анализ, его отправляют в изолятор. Больные с неизвестным статусом находятся в отдельном зале.

В госпитале, добавляет врач, большая очередь на томографию. Кроме больных с пневмонией, в больницу поступают пациенты с болезнями органов пищеварения и сердечно-сосудистой системы.

— Их нужно обследовать дополнительно, определяться с тактикой. И, если на момент поступления в приемном отделение где-то и была свободная кушетка, то, пока он обследуется и будет готов к госпитализации, ситуация поменяется несколько раз.

По словам Артема, мест в больнице не хватает. Пациентов то переводят в реанимацию, то в отделение, то новых больных принимает санавиация. Некоторых переводят в другой стационар, им становится хуже, и их забирают обратно.

— Ещё труднее с кислородными местами. Их много, очень много. Но больных ещё больше. И пациентов попеременно меняют местами, чтобы «дать подышать». Инженеры уже сделали разветвители, но и этого недостаточно — в коридор его не дотянешь.

Если пациенту становится хуже, его осматривает реаниматолог. Но переводить больных некуда – в реанимации лежат люди в крайне тяжелом состоянии. Артем добавляет: если раньше на бригаду в реанимации приходилось 6 пациентов, то теперь – в два раза больше.

Источник: https://kras.mk.ru

«Пациентов попеременно меняют местами, чтобы «дать подышать»

Врач Красноярского ковидного госпиталя рассказал о ситуации в медучреждении.

Заведующий инфекционным госпиталем Красноярской краевой больницы Артем Архипов написал открытое письмо, в котором изложил ситуацию, сложившуюся в медучреждении.

Врач сообщает, что ковидный госпиталь работает без перерыва, в приемном покое всегда находится в среднем 25 человек. Пациентов с положительным тестом размещают в изоляторе, а тех, чьи результаты еще не готовы, размещают в отдельном помещении.

Архипов рассказал, что ситуация с местами в медучреждении экстренная, ведь поступают еще пациенты с другими заболеваниями. Но труднее всего с «кислородными местами», пишет врач. Несмотря на кажущееся большое количество, больных еще больше. Приходится постоянно менять больных местами, чтобы «дать подышать». Сообщается, что для аппаратом ИВЛ сооружены разветвители, но дотянуть из в коридор не представляется возможным.

Все койки в реанимации больницы заняты тяжелыми пациентами. Если в обычное время реаниматолог проводит осмотр 6 человек в смену, то теперь это количество увеличилось вдвое.

Источник: https://runews24.ru

В краевой больнице рассказали о работе базового инфекционного госпиталя

Красноярский врач рассказал о дефиците мест в больницах

Рассказ о жизни в госпитале, где лечат инфицированных коронавирусом (а чаще у пациентов и другие сопутствующие заболевания), появился в Instagram краевой больницы. О состоянии дел рассказал заведующий госпиталем Артем Архипов.

Сейчас в базовом инфекционном госпитале краевой больницы лечатся 338 человек.

В редакцию NGS24.RU поступает много жалоб от читателей, которые говорят, что в медучреждениях часто «смешивают» «положительных» пациентов и тех, у кого еще не подтвердился диагноз. В краевой утверждают, что строго соблюдают разделение потоков.

«В приемном отделении в любое время суток находятся 20–30 человек. Кто-то из них уже точно имеет статус «ковид плюс», их размещают в изоляторе, кто-то с неизвестным статусом, они находятся в отдельном зале. С учетом такого количества пациентов создаётся очередь на МСКТ, а это единственное косвенное подтверждение вирусной пневмонии».

Несмотря на самые современные условия, мест катастрофически не хватает. Не хватает и персонала.

Вдобавок к пневмонии в краевую поступают люди с заболеваниями сердечно-сосудистой системы, пищеварительного тракта. Их нужно обследовать дополнительно, определяться с тактикой. И если на момент поступления в приемном отделении где-то и была свободная кушетка, то пока пациент обследуется и будет готов к госпитализации, ситуация поменяется несколько раз.

Кто-то переведется в реанимацию, кто-то — из реанимации в отделение, кого-то привезёт санавиация. Кому-то из тех, кого перевели на долечивание в другой стационар, стало хуже, и их нужно забирать обратно. Поэтому гарантии наличия места практически нет.

Если здоровье пациента ухудшается, его осматривает реаниматолог. Только переводить всегда некуда. Все реанимационные койки заняты крайне тяжёлыми пациентами. И если в мирной жизни на одну бригаду реаниматолога приходится 6 пациентов, то сейчас — по 12–13. Поэтому врачи в отделениях, а работают там кардиологи, хирурги, травматологи, гинекологи, так как персонала не хватает, выполняют ещё и роль реаниматолога, проводя рекомендованную терапию в условиях своего отделения.

Тяжелых пациентов подключают к ИВЛ. Мы как-то писали, что в крае в два раза больше аппаратов вентиляции легких, чем в Италии, которая прошла эпидемию и сейчас приходит к обычной жизни. Даже учитывая этот факт, оборудования на всех нуждающихся не хватает, говорят в краевой.

«Ещё труднее с кислородными местами. Их много, очень много. Но больных ещё больше. И пациентов попеременно меняют местами, чтобы «дать подышать». Инженеры уже сделали разветвители, но и этого недостаточно — в коридор их не дотянешь», — говорит автор поста.

«Пациентов настолько много и они настолько тяжелые поступают, что в приемном отделении пришлось организовать дополнительную шоковую палату. Реаниматологи лечат прям в ней. Но она, по сути, лишь помещение для агонирующих. Их уже не спасти. А ведь, помимо всего, сотрудникам нужно следить и за бытовыми процессами. Собирать и правильно упаковывать мусор, белье, постоянно обрабатывать помещения, следить за санпропускником, пополнять запасы медикаментов, расходных материалов, СИЗов. Это параллельный и непрерывный процесс. Никто уже давно не говорит слово «выходной», у всех только вчера и завтра, всё как одна длинная рабочая неделя», — пишет Архипов.

В Минздраве края сочли пост в соцсети чрезмерно эмоциональным и опасаются, что он будет воспринят неправильно. Как рассказали NGS24 в ведомстве, аппаратов ИВЛ в краевой больнице хватает, даже с учетом большого числа пациентов есть несколько свободных. Если же речь идет о простом «кислороде» для разработки легких, то именно его разветвляют и передают другим пациентам, это обычная практика. Так же на счет коек в коридоре ответили, что создали несколько штук, но оборудовали их по всем правилам. Не отказывать же нуждающимся, если место позволяет их принять и оказать должную помощь.

Источник: https://ngs24.ru

Not Found

Красноярский врач рассказал о дефиците мест в больницах

Рассказ о жизни в госпитале, где лечат инфицированных коронавирусом (а чаще у пациентов и другие сопутствующие заболевания), появился в Instagram краевой больницы. О состоянии дел рассказал заведующий госпиталем Артем Архипов.

Сейчас в базовом инфекционном госпитале краевой больницы лечатся 338 человек.

В редакцию NGS24.RU поступает много жалоб от читателей, которые говорят, что в медучреждениях часто «смешивают» «положительных» пациентов и тех, у кого еще не подтвердился диагноз. В краевой утверждают, что строго соблюдают разделение потоков.

«В приемном отделении в любое время суток находятся 20–30 человек. Кто-то из них уже точно имеет статус «ковид плюс», их размещают в изоляторе, кто-то с неизвестным статусом, они находятся в отдельном зале. С учетом такого количества пациентов создаётся очередь на МСКТ, а это единственное косвенное подтверждение вирусной пневмонии».

Несмотря на самые современные условия, мест катастрофически не хватает. Не хватает и персонала.

Вдобавок к пневмонии в краевую поступают люди с заболеваниями сердечно-сосудистой системы, пищеварительного тракта. Их нужно обследовать дополнительно, определяться с тактикой. И если на момент поступления в приемном отделении где-то и была свободная кушетка, то пока пациент обследуется и будет готов к госпитализации, ситуация поменяется несколько раз.

Кто-то переведется в реанимацию, кто-то — из реанимации в отделение, кого-то привезёт санавиация. Кому-то из тех, кого перевели на долечивание в другой стационар, стало хуже, и их нужно забирать обратно. Поэтому гарантии наличия места практически нет.

Если здоровье пациента ухудшается, его осматривает реаниматолог. Только переводить всегда некуда. Все реанимационные койки заняты крайне тяжёлыми пациентами. И если в мирной жизни на одну бригаду реаниматолога приходится 6 пациентов, то сейчас — по 12–13. Поэтому врачи в отделениях, а работают там кардиологи, хирурги, травматологи, гинекологи, так как персонала не хватает, выполняют ещё и роль реаниматолога, проводя рекомендованную терапию в условиях своего отделения.

Тяжелых пациентов подключают к ИВЛ. Мы как-то писали, что в крае в два раза больше аппаратов вентиляции легких, чем в Италии, которая прошла эпидемию и сейчас приходит к обычной жизни. Даже учитывая этот факт, оборудования на всех нуждающихся не хватает, говорят в краевой.

«Ещё труднее с кислородными местами. Их много, очень много. Но больных ещё больше. И пациентов попеременно меняют местами, чтобы «дать подышать». Инженеры уже сделали разветвители, но и этого недостаточно — в коридор их не дотянешь», — говорит автор поста.

«Пациентов настолько много и они настолько тяжелые поступают, что в приемном отделении пришлось организовать дополнительную шоковую палату. Реаниматологи лечат прям в ней. Но она, по сути, лишь помещение для агонирующих. Их уже не спасти. А ведь, помимо всего, сотрудникам нужно следить и за бытовыми процессами. Собирать и правильно упаковывать мусор, белье, постоянно обрабатывать помещения, следить за санпропускником, пополнять запасы медикаментов, расходных материалов, СИЗов. Это параллельный и непрерывный процесс. Никто уже давно не говорит слово «выходной», у всех только вчера и завтра, всё как одна длинная рабочая неделя», — пишет Архипов.

В Минздраве края сочли пост в соцсети чрезмерно эмоциональным и опасаются, что он будет воспринят неправильно. Как рассказали NGS24 в ведомстве, аппаратов ИВЛ в краевой больнице хватает, даже с учетом большого числа пациентов есть несколько свободных. Если же речь идет о простом «кислороде» для разработки легких, то именно его разветвляют и передают другим пациентам, это обычная практика. Так же на счет коек в коридоре ответили, что создали несколько штук, но оборудовали их по всем правилам. Не отказывать же нуждающимся, если место позволяет их принять и оказать должную помощь.

Источник: http://www.trk7.ru

«Для безнадёжных больных мы открыли шоковую палату»: красноярский врач рассказал о дефиците мест в краевой больнице из-за пандемии

7 июля 12:33

Заведующий базовым инфекционным Красноярской краевой клинической больницы Артём Архипов рассказал о том, в каких условиях приходится лечить коронавирусных больных и пациентов с другими заболеваниями во время пандемии.

Из-за того, что пациентов с Covid-19 сейчас очень много, медики работают в режиме нон-стоп. В приемном отделении в любое время суток по 20-30 человек — у кого-то подтвердился коронавирус, кто-то с неизвестным статусоми — они находятся в отдельном зале. Кроме того в больницу поступают пациенты с вирусной пневмонией, заболеваниями сердечно-сосудистой системы, пищеварительного тракта. Наблюдается острый дефицит койкомест.

«Если на момент поступления в приемном отделение где-то и была свободная кушетка, то, пока он обследуется и будет готов к госпитализации, ситуация поменяется несколько раз. Кто-то переведется в реанимацию, кто-то из реанимации в отделение, кого-то привезет санавиация. Кому-то из тех, кого перевели на долечивание в другой стационар, стало хуже и их нужно забирать обратно. Поэтому гарантии на наличие места практически нет. Ещё труднее с кислородными местами. Их много, очень много. Но больных ещё больше», — рассказывает Артём Архипов.

Кто-то ещё и после операции, кому-то нужны перевязки, кому-то пункция. Если здоровье пациента ухудшается, его осматривает реаниматолог. Только переводить всегда некуда, отмечает врач.

«Когда кому-то станет лучше и его переведут в отделение. Счастливое и радостное для всех событие. Чаще место освобождается, когда в чат приходит сообщение с данными пациента, статусом ковид и набором букв. Это значит кто-то очередной погиб. А буквы это тот морг, в который пойдёт тело. Место освободилось. Пациентов настолько много и они настолько тяжелые поступают, что в приемном отделении пришлось организовать дополнительную шоковую палату. Реаниматологи лечат прям в ней. Она лишь помещение для агонирующих, их уже не спасти. Сотрудникам нужно следить и за бытовыми процессами. Собирать и правильно упаковывать мусор, белье, постоянно обрабатывать помещения, следить за санпропускником, пополнять запасы медикаментов, расходных материалов, СИЗов», — добавил заведующий базовым инфекционным Красноярской краевой клинической больницы Артём Архипов.

Добавим, в Красноярском крае число заболевших Covid-19 достигло 9716 человек. За минувшие сутки диагноз подтвердился у 131 человека.

Ссылки по теме:

Источник: https://newslab.ru

Смотрите видео: В Красноярске ритуальщики готовы развозить еду ушедшим на самоизоляцию горожанам

Оцените статью
Добавить комментарий