Минобороны КНР выразило США протест за "ложь и клевету" об учениях в Южно-Китайском море — Международная панорама — ТАСС

Пекин,9 июля 2020, 19:22 — REGNUM Целью прошедших военных учений ВМС Китая в Южно-Китайском море являлось повышение их боеспособности, а не противодействие какой-то определенной стране, сообщило 9 июля министерство обороны КНР в официальном заявлении.

Напомним, ранее Китай объявил о планах проведения военно-морских учений в районе Парасельских островов в Южно-Китайском море с 1 по 5 июля текущего года.

«Недавно вооруженные силы Китая провели военные учения в районе архипелага Сиша (Парасельские острова) в Южно-Китайском море, соответствующую информацию мы обнародовали 27 июня. Цель этих учений заключается в эффективном повышении возможностей китайской армии в области морской обороны, решительной защите государственного суверенитета и безопасности, а также обеспечении регионального мира и стабильности. Учения не направлены против какой-либо конкретной страны», — указано в заявлении оборонного ведомства Китая.

Эти острова являются спорной территорией, которую считают своей Китай, Тайвань и Вьетнам, при этом в спор вовлечены также Бруней, Малайзия и Филиппины.

В свою очередь Пентагон сразу же выразил обеспокоенность этими учениями Китая, заявив, что это «контрпродуктивно по отношению к усилиям по снижению напряженности и поддержанию стабильности» в этом регионе.

«Надеемся, что США переосмыслят свои действия, прекратят военные провокации в Южно-Китайском море, прекратят необоснованно критиковать и очернять Китай, перестанут провоцировать разногласия между странами региона и искусственно создавать напряженность», — добавляет по этому поводу китайское военное ведомство.

При этом официальный представитель МИД КНР Чжао Лицзянь отреагировал на недавние учения США в Южно-Китайском море, заявив, что Вашингтон регулярно пытается подорвать мир и стабильность в этом регионе.

История вопроса

Права на владение островами в юго-западной части Южно-Китайского моря периодически заявляют пять стран: Вьетнам, Китай, Малайзия, Филиппины и Тайвань. Архипелаг удобен не только своим географическим положением — контроль за ним позволяет удерживать важную стратегическую позицию, но и разведенными месторождениями нефти и газа.

Напряжение между участниками конфликта периодически выливаются в столкновения между присутствующими на островах военными, дипломатические заявления и даже угрозы.

Источник: https://regnum.ru

В данной статье мы постарались собрать все основные и актуальные новости из СМИ о данном событии.

Новые военные базы Индонезии: как вооруженные силы поворачиваются на восток

Автор Telegram-канала «Lu Man: Взгляд на Восток» рассказывает, как Индонезия создает новые военные базы для контроля за «архипелажными морскими коридорами», почему происходит «милитаризация» Калимантана, а войска все чаще размещаются на стратегически важных внешних островах на востоке страны.

База Натуна в Южно-Китайском море и новые командования

В конце декабря 2018 года главнокомандующий Национальной армией Индонезии (TNI) маршал авиации Хади Чахьянто открыл новую военную базу на острове Натуна-Бесар небольшого архипелага в южной части Южно-Китайского моря (ЮКМ).

Интегрированное подразделение ВС Натуна (Natuna Integrated TNI Unit) стало первым в своем роде комплексом, в котором будут размещаться составные батальоны из сухопутных войск и морской пехоты, а также подводные лодки, военные корабли, истребители, БПЛА и ракетные системы, обеспечивающие «сдерживающий эффект» на границе.

Министерство обороны планировало модернизировать военные объекты на островах Натуна с 2009 года, когда возникла концепция «Минимальных основных сил» и стратегия «Обороны в горячих точках», направленная на постепенное размещение вооруженных сил в зонах потенциальных конфликтов, большинство из которых находятся на внешних островах. Считается, что толчком к строительству новой военной базы послужила растущая активность КНР в Южно-Китайском море.

Важно также учитывать, что индонезийские власти намерены с одобрения Международной организации гражданской авиации (ИКАО) получить контроль за районом полётной информации (РПИ) вокруг остовов Натуна и Риау, который с 1946 года обслуживается Сингапуром. Новая военная база в конечном итоге станет частью дискуссии между двумя странами относительно будущего РПИ.

В планах создать ещё четыре подобные военные базы на ключевых стратегических внешних островах Биак и Моротай, а также в округе Мерауке в провинции Папуа и в Саумлаки на острове Ямдена архипелага Танимбар в провинции Малуку. Все они будут расположены в восточной части Индонезии и ориентированы на обеспечение безопасности в районе морей Сулавеси и Банда, а также Тиморского, Арафурского, Молуккского морей и Тихого океана.

Создаваемые военные базы рассматриваются как своего рода «острова-авианосцы», где будут размещаться интегрированные подразделения вооруженных сил, не относящиеся к существующим военным округам (Kodam). Более того, они образуют костяк новых объединенных региональных командований обороны (Kogabwilhan), которые находятся под непосредственным контролем главнокомандующего Национальной армией Индонезии, что напоминает организационную структуру эпохи «Нового порядка» генерала Сухарто, упраздненную ещё в 1980-х годах.

«Когабвилхан I» отвечает за острова Риау и так называемое Северное море Натуна (исключительная экономическая зона Индонезии в Южно-Китайском море), контролируя «первый архипелажный морской коридор» (ASL I), который соединяет ЮКМ и Индийский океан через пролив Каримата, Яванское море и Зондский пролив. «Когабвилханы II и III» будут обеспечивать безопасность вдоль сухопутных границ на острове Калимантан (бывший Борнео) и в провинции Папуа, которые примыкают соответственно к Малайзии и Папуа-Новой Гвинее. Предполагается разместить большее количество вооруженных сил на приграничных территориях для предотвращения и пресечения транснациональной преступной деятельности и террористической активности.

Оборона будущей столицы на острове Калимантан

Планы по переносу столицы Индонезии также предусматривают значительное увеличение присутствия военных на Калимантане. Некоторые специалисты даже говорят о фактической «милитаризации» острова.

В дополнение к двум существующим военным округам, будет создан новый ВО обороны столицы (Kodam PIK). Общее количество боеспособных войск на острове доведут до трех бригад (около 7 000 — 8 000 человек).

Сухопутные войска, ВМФ и ВВС перенесут свои штаб-квартиры и некоторые вспомогательные подразделения в новый административный центр. Вероятно, будет создана третья военно-морская база на Калимантане. В непосредственной близости от столицы разместят батальон спецназа, комплексы противоракетной обороны, а также две авиационные эскадрильи, в составе которых, возможно, будут 16 истребителей F-16V.

Новая столица Индонезии окажется ближе, чем Джакарта к потенциальным очагам конфликтов, а также к проблемному треугольнику, где сходятся границы Индонезии, Малайзии и Филиппин, который считается одним из центров международной террористической и преступной деятельности.

Восточный Калимантан также расположен в районе главного участка «второго архипелажного морского коридора» (ASL II), который рассматривается как альтернативный Малаккскому прямой маршрут между Тихим и Индийским океанами через море Сулавеси, Макасарский пролив, море Флорес и пролив Ломбок. Ежегодно свыше 420 крупных судов проходят по этому пути, перевозя около 36 миллионов тонн грузов общей стоимостью 40 миллиардов долларов.

На острове Сулавеси военные в последние годы также нарастили свое присутствие, включая строительство новой базы подлодок в Палу и создание в 2018 году 3-ей пехотной дивизии сил стратегического резерва (Kostrad) вблизи города Макасар. Таким образом, контроль и безопасность ASL II будет обеспечиваться войсками, размещенным на обеих берегах Макасарского пролива.

Некоторые специалисты по безопасности рассматривают восточную Индонезию — от границ с Малайзией и Филиппинами до провинции Папуа — как район сосредоточения различных угроз и вызовов, включая международный терроризм и преступность, пограничные споры, социально-религиозные конфликты и сепаратизм.

Калимантан и Молуккские острова были центрами религиозных и этнических столкновений с конца 90-х до середины нулевых годов. Разногласия с Малайзией о принадлежности морского блока Амбалат у восточного побережья Борнео, где обнаружены крупные залежи углеводородов, стал одним из самых значимых международных споров в регионе в первом десятилетии XXI века.

Центральный Сулавеси также был местом интенсивных этнорелигиозных конфликтов в начале 2000-х годов, а сейчас главной проблемой этой провинции является терроризм. Боевики и организованные преступные группировки занимаются пиратством, похищением людей, а также контрабандой наркотиков и, особенно, оружия, которое поступает из южных Филиппин в индонезийское Папуа — единственный регион страны, где сейчас сильны сепаратистские настроения.

Поворот на восток

Размещение на востоке страны четырех из пяти новых военных баз говорит о растущем значении разветвленного «третьего архипелажного морского коридора» (ASL III), который связывает Тихий океан с Индийским через моря Серам, Банда и Саву, пролив Омбай, а также Молуккское, Тиморское и Арафурское море.

В начале января 2019 года была открыта военно-морская база Тавири Амбон на острове Амбон в море Банда, которая стала основным пунктом базирования новой тактической группы Командования 3-го флота (Koarmada III), созданного в 2018 году вместе с 3-ей дивизией морской пехоты (Pasmar III) в провинции Западное Папуа и 3-им оперативным командованием ВВС (Koops AU III) в провинции Папуа на востоке страны.

За последнее десятилетие индонезийская армия сформировала и модернизировала 60 новых территориальных и боевых единиц, включая пехотные батальоны на Калимантане, Сулавеси и в Папуа. Почти половина из них находятся в восточной части страны. В свою очередь ВМФ и ВВС создали и обновили около трех десятков подразделений и баз, большинство из которых также размещены в восточной Индонезии.

На данный момент большая часть вооруженных сил Индонезии по-прежнему остается на западе страны, защищая стратегически важные морские коммуникации, включая Малаккский пролив, а также основное население и экономическую инфраструктуру, которые расположены в основном на Яве и Суматре.

Концепция переориентации военных на пограничные районы восточной Индонезии внедряется с 2004 года, но конкретные действия по восстановлению равновесия стали предприниматься только в последние годы. Если удастся полностью реализовать намеченные планы, руководство страны сможет более уверенно контролировать сложную территорию огромного архипелага и обеспечивать безопасность перспективных международных морских путей.

Источник: https://riafan.ru

JB Press (Япония): новая стратегическая угроза в Восточно-Китайском и Южно-Китайском морях – беспилотные подводные лодки ВМФ Китая

18 июня текущего года Министерство обороны Японии опубликовало сообщение об обнаружении в акватории острова Амамиосима из группы островов Амами в архипелаге Рюкю в Восточно-Китайском море китайской подводной лодки. Она двигалась в погруженном состоянии на запад.

Передвижения подводных лодок любого государства являются военной тайной и ни при каких обстоятельствах этими государствами не раскрываются. Обычно не раскрывается и полученная информация о передвижениях вражеских подлодок. Однако Японии хорошо известно, что китайские субмарины активно действуют в окружающих ее южных морях.

В последние годы Америка, Россия и Китай пристальное внимание уделяют разработке нового типа подводных аппаратов — беспилотных подлодок. Перед Японией неожиданно замаячила новая стратегическая военная угроза.

Японскому военному ведомству стало известно, что основным типом разрабатываемых Китаем беспилотных подлодок в настоящее время стали аппараты HSU-001. В этой связи японское министерство обороны изучает новую стратегию противодействия им.

Китай активно продвигает создание новых беспилотных подводных лодок

На военном параде, состоявшемся в октябре 2019 года и приуроченном к празднованию 70-летней годовщины образования КНР, были представлены новейшие образцы китайской военной техники. Особое внимание привлекли межконтинентальные твердотопливные баллистические ракеты «Дунфэн-41», баллистические двухступенчатые ракеты «Цзюйлан-2» для подводных лодок проекта 094 «Цзинь» и сверхзвуковые ракеты воздушного базирования DF-17.

Беспилотные подводные аппараты HSU-001 такого внимания публики не привлекли, но были сразу же замечены специалистами.

До сих пор Китай наиболее активно работал над воздушными беспилотниками. Известное военное предприятие китайского ВПК DJF производит до 70% мирового выпуска военных дронов, а в июне 2017 года китайское «Научно-техническое предприятие электронной промышленности» успешно массово испытало передовой дрон типа «119».

Китайские дроны рассчитаны на применение как по наземным, так и по надводным и подводным объектам, а также военной инфраструктуре. Они отличаются малозаметностью и могут успешно использоваться в разведывательных и ударных операциях.

Китайский ВПК активно использует технологии летательных беспилотников при создании таких же подводных аппаратов. Их технический уровень оценивается как высокий.

Китайские беспилотные подводные аппараты начинают представлять серьезную угрозу для японских военно-морских сил. Следует признать, что в Японии меры и стратегия противодействия им пока разрабатываются слабо.

Тенденции в разработке беспилотных подводных лодок и их задачи

Современные боевые беспилотные подлодки могут быть как полуавтономными, так и полностью автономными. В любом случае на них отсутствуют люди. Поэтому это оружие дешево, устойчиво к атакам противника и может работать в среде, невыносимой для человеческого организма. Их часто обозначают тремя английскими D — "dull" (стойкий), "dirty" (способный работать во вредных средах) и "dangerous" (опасный).

Функциональность беспилотных подлодок в основном определяется их размерами. Малые подводные аппараты такого типа, как правило, несут на борту сенсоры и различное электронное оборудование и используются в основном в разведывательных целях. Большие подводные беспилотники в дополнение к сенсорам могут нести боевые торпеды и мины и участвовать в различных боевых операциях.

Ниже приведена современная классификация подводных беспилотников.

Размеры аппарата

Диаметр корпуса

Способ запуска

Малый (small)

8 — 26 см

С подводной лодки или надводного корабля

Средний (medium)

26 — 53 см

С подводной лодки или надводного корабля

Большой (large)

53 — 213 см

С подводной лодки или надводного корабля

Сверхбольшой (extra large)

Свыше 213 см

С берега

Надежные беспилотные подводные лодки — это новое и достаточно сложное направление, перед которым пока стоит ряд неотложных задач, требующих решения.

— Проблема энергоресурса. Современные подводные беспилотники работают на электричестве, поэтому на передний план выдвигается задача максимального повышения емкости и ресурса их аккумуляторов и экономии энергии. В настоящее время для подводных беспилотников создаются скрытые донные бесконтактные пункты подзарядки, которые призваны обеспечивать пополнение их аккумуляторов.

— Надежная система самопозиционирования. Разрабатываются как подводные, так и надводные системы позиционирования. Важное место здесь занимает скрытность, т.е. минимальное число выходов аппарата вовне для определения своего положения. Поэтому особую роль начинает играть точность и совместимость обычных средств позиционирования на море с беспилотниками.

— Система передачи собранных разведывательных данных. Пока основным способом здесь остается «выстреливание» информации из выдвинутой в надводное положение антенны на спутник. Однако такая технология уязвима с точки зрения безопасности. В этой связи разрабатываются подводные гидроакустические способы передачи информации. Однако существенных успехов здесь пока не достигнуто.

— Система самозащиты. Длительное пребывание подводных беспилотников в море увеличивает вероятность получения ими различного ущерба: от крупных морских животных, от столкновений с неизвестными препятствиями, от попадания в рыболовные сети и т.д. Для избежания таких ситуаций чрезвычайно важны надежные системы локации, равно как и эффективные системы распознавания «свой-чужой».

Тактико-технические данные китайских подводных беспилотников

Подводный беспилотник HSU-001 имеет диаметр около 1,5 метров и длину 5 метров. Это примерно 1/15 обычной китайской подводной лодки.

Аппарат имеет два толкающих винта и в обычном режиме передвигается на относительно невысокой скорости на небольшой глубине. В корпусе подлодки установлен рулевой движитель, который позволяет ей передвигаться в вертикальном направлении. В корпусе скрыты также две выдвигающиеся антенны. Передняя представляет собой оптический сенсор, а задняя — антенна для связи.

На носу беспилотника установлен гидроакустический сенсор, и также круговой сонар для избежания столкновений с препятствиями. В задней части вертикального руля расположен рулевой сенсор.

HSU-001 не обладает такой высокой автономностью, которой обладают американские аналоги. Он управляется командами, которые поступают через заднюю антенну.

На корпусе китайского беспилотника видны несколько точек подвески, к которым, вероятно, крепятся торпеды или мины. Специалисты считают, что подводные лодки HSU-001 вполне могут действовать «стаей» или «роем», как и китайские дроны.

Наиболее вероятный сценарий применения HSU-001

По имеющимся данным, супер-большой американский подводный беспилотник Sea Voyager способен без подзарядки покрыть за несколько месяцев около 10 000 километров. То есть на скорости 5 узлов в час он способен пройти расстояние 2500 километров от Гуама до акватории Шанхая примерно за 2 недели. Затем, 1 месяц пробыв в этой акватории, он еще за две недели может вернуться на базу.

Во время такого рейда аппарат может действовать совершенно автономно, собирая разведывательную информацию, делая минные постановки или осуществляя атаки по кораблям противника.

HSU-001 значительно скромнее, чем Sea Voyager и по своим размерам, и по своим возможностям. К тому же китайский беспилотник не так автономен и должен постоянно получать команды на свои действия. Это не способствует повышению его скрытности.

Главным разведывательным инструментом HSU-001 является его система оптического наблюдения, которую он задействует в надводном положении. Только по сигналам опасности от сенсоров и сонаров аппарат ныряет на глубину. В этой связи для него характерно большое потребление электроэнергии. Много энергии необходимо также для передачи на командные пункты объемной визуальной разведывательной информации. Поэтому при длительных операциях HSU-001 нуждается в расположенных на морском дне зарядных станциях.

Разумеется, как и Sea Voyager, HSU-001 может при определенных условиях использоваться для атак по подводным лодкам и надводным кораблям противника, а также для постановки мин.

Юридические аспекты использования подводных беспилотников

После того, как в 1996 году китайская атомная субмарина проекта 091 «Хань» вторглась в территориальные воды Японии, и в стране немедленно была введена международно-правовая система, заставляющая нарушителей всплывать и покидать зону вторжения.

К сожалению, эта система не сопровождалась никакими мерами принуждения.

Тем более это относится к иностранным подводным беспилотникам. На практике нам ничего не остается, как только преследовать такой аппарат и молча дожидаться окончания им своей миссии.

В декабре 2016 года китайский ВМФ захватил американский подводный беспилотник, занимавшийся сбором океанологической информации в Южно-Китайском море. В ответ на жесткие требования США Китай в конце концов вернул американцам их боевую беспилотную субмарину, но потребовал прекратить любые исследования в данной акватории.

Сейчас в связи с широким распространением в мире подводных беспилотников настало время в безотлагательном порядке определить международно-правовые параметры их использования. Это тем более необходимо, что вслед за ускоренной разработкой таких технологий в США, в эту гонку вступил также и Китай. Его достижения в создании дронов позволяют предположить, что и в области подводных беспилотников он быстро достигнет прогресса.

Японский Институт военной информации и стратегических исследований — неправительственная исследовательская организация, занимающаяся изучением широкого спектра проблем по военной, экономической, информационной и другим видам безопасности Японии. Создана в марте 2012 года. Тесно связана с японским правительством и министерством обороны. Спонсируется корпорацией «Мицубиси». В составе исследователей — многие видные политологи, отставные военные и дипломаты высоких рангов. Директор Института — Кинъити Нисимура — служил на высоких должностях в силах самообороны Японии, возглавлял правительственный «Центр стратегических исследований».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru

Китай назвал цель маневров в Южно-Китайском море

Целью военных учений Китая в Южно-Китайском море является укрепление потенциала армии страны в области морской обороны и поддержание мира и стабильности в регионе, указано в сообщении китайского министерства обороны.

Учения не направлены против какой-либо конкретной страны, подчеркивается в сообщении. При этом министерство обороны Китая выражает недовольство в связи с реакцией США на проведение данных учений.

Своими действиям Соединенные Штаты угрожают безопасности и стабильности в регионе, отмечено в заявлении министерства.

Ранее сообщалось, что США направили авианосцы и корабли сопровождения на место проведения китайских маневров в Южно-Китайском море для проведения крупных учений с целью донести до Китая «острый сигнал» о том, что Соединенные Штаты не одобряют наращивание военной мощи Пекина в этом регионе.

Источник: https://www.gazeta.ru

Минобороны КНР выразило США протест за "ложь и клевету" об учениях в Южно-Китайском море — Международная панорама — ТАСС

ПЕКИН, 9 июля. /ТАСС/. Заявления Пентагона о "дестабилизирующих действиях" ВМС КНР в Южно-Китайском море противоречат реальным фактам и являются откровенной клеветой, в связи с чем Пекин выражает Вашингтону крайнее недовольство и решительный протест. Об этом сообщил в четверг официальный представитель Министерства обороны Китая Жэнь Гоцян.

"Американское Минобороны пренебрегает фактами и клевещет [на Китай], подстрекая к конфликту между странами региона, стремясь извлечь для себя из этого выгоду, — приводит его слова официальная страница военного ведомства в социальной сети WeChat. — Мы выражаем по этому поводу категорическое недовольство и решительный протест".

Жэнь Гоцян подчеркнул, что КНР и члены Ассоциации государств Юго-Восточной Азии "приложили совместные усилия для стабилизации ситуации в Южно-Китайском море". "На этом фоне Соединенные Штаты периодически посылают туда современные корабли и боевые самолеты, демонстрируя свою военную силу. Вашингтон неоднократно предпринимал шаги ради "гегемонии в судоходстве", угрожая региональном миру и стабильности", — добавил представитель.

Он отметил, что подобные "милитаристские замашки" США абсолютно не соответствуют интересам стран, территория которых прилегает к Южно-Китайскому морю. "Мы надеемся, что американская сторона переосмыслит произошедшее и воздержится от провокаций, перестанет клеветать на КНР, вносить разлад в межгосударственные отношения и создавать напряженную ситуацию", — уточнил Жэнь Гоцян.

"Китайские ВС в соответствии с планом проводили в Южно-Китайском море регулярные учения. Их задача — повысить боеспособность армии КНР, защитить национальный суверенитет, обеспечить стабильность в регионе", — подытожил официальный представитель.

Трения в Южно-Китайском море

На прошлой неделе Пентагон опубликовал заявление, в котором говорится, что США отслеживают действия ВМС КНР в Южно-Китайском море и считают, что они дестабилизируют ситуацию. Министерство обороны Соединенных Штатов "выразило озабоченность" решением китайской стороны провести с 1 по 5 июля учения около Парасельских островов (Сиша), "которые охватывают спорные воды и территории".

В воскресенье Тихоокеанское командование ВВС США сообщило, что американские войска провели в Южно-Китайском море маневры с участием авианосцев Nimitz и Ronald Reagan, а также стратегического бомбардировщика B-52 Stratofortress. Цель миссии — "продемонстрировать приверженность Индо-Тихоокеанского командования безопасности и стабильности в регионе".

В понедельник официальный представитель МИД Китая Чжао Лицзянь подчеркнул, что присутствие американских ВС в Южно-Китайском море "нацелено на милитаризацию" и оказывает негативное воздействие на позитивную тенденцию к нормализации отношений между КНР и соседними странами.

Источник: https://tass.ru

Смотрите видео: МИР СОШЕЛ С УМА #XIX.

Оцените статью
Добавить комментарий