"Приветствую с большой любовью"

«Рома» словами «спасибо за все» отреагировала на смерть Морриконе

Композитор ушел из жизни в возрасте 91 года в одной из клиник Рима. Он был болельщиком клуба

Итальянский футбольный клуб «Рома» отреагировал на смерть композитора Эннио Морриконе, который был болельщиком команды. Пресс-служба клуба опубликовала в Twitter фотографию музыканта, сделанную во время вручения ему премии «Оскар».

«Спасибо за все, Маэстро», — говорится в подписи к фотографии.

Энио Морриконе умер в понедельник, 6 июля, в одной из больниц Рима. Причиной смерти 91-летнего композитора стали осложнения, возникшие после падения, из-за которого он получил перелом.

Широкую известность Морриконе получил благодаря саундтрекам к таким фильмам, как «За пригоршню долларов», «Хороший, плохой, злой», «Однажды на Диком Западе», «Однажды в Америке», «Легенда о пианисте», «Профессионал» и «Джанго освобожденный».

Источник: https://sport.rbc.ru

В данной статье мы постарались собрать все основные и актуальные новости из СМИ о данном событии.

Умер Эннио Морриконе

В римской больнице на 92-м году жизни умер после осложненного перелома бедра Эннио Морриконе, самый знаменитый кинокомпозитор второй половины ХХ века.

«Он — не мой композитор. Он — мой сценарист»

Его отец был джазовым трубачом, сам Эннио с шести лет пробовал сочинять музыку, а в римской консерватории Санта-Чечилия получил три диплома — по классу трубы, инструментовки и композиции. Выступал в том же ансамбле, что и его отец, играл во время войны в ночных клубах и для немцев, и для союзников, писал и обрабатывал музыку для радио и телешоу, делал аранжировки для эстрадных певцов — в 1960–1970-е среди них были, например, Шарль Азнавур, Мина, Франсуаза Арди, Пол Анка, Мирей Матье. Работа в кино поначалу казалась только одной из этих более или менее случайных возможностей, однако прославила его именно она.

За первые три года своей кинокарьеры Морриконе так или иначе поработал почти на 20 фильмах, но величайший кинокомпозитор эпохи вылупился из пластичного ремесленника только благодаря встрече со своим одноклассником Серджо Леоне. Поначалу Леоне, начисто не помнивший никакого Эннио и готовившийся к съемкам спагетти-вестерна «За пригоршню долларов» (1964), прослушав музыку Морриконе к забытой поделке «Дуэль в Техасе», был разочарован: «Да это же испорченный Тёмкин». Леоне имел в виду Дмитрия Зиновьевича Тёмкина, экс-политработника Петроградского военного округа, который, эмигрировав в Голливуд, воплотил дух вестерна в музыке к высочайшим образцам жанра, включая «Дилижанс» Джона Форда. Морриконе охотно согласился: «Так мне же и заказывали испорченного Тёмкина». И вскоре Леоне, составивший с Морриконе дуэт, подобный дуэту Эйзенштейна с Прокофьевым или Феллини с Нино Ротой, мог (как, очевидно, и другие титаны — Бернардо Бертолуччи, Валерио Дзурлини, Пьер Паоло Пазолини, Элио Петри, Джилло Понтекорво, Терренс Малик, Квентин Тарантино), утверждать: «Он — не мой композитор. Он — мой сценарист. Я заменяю свои плохие диалоги его музыкой, акцентирующей взгляды и крупные планы».

В том же 1964 году, когда появился первый фильм Леоне и Морриконе, композитор начал сотрудничать с леворадикальными режиссерами «новой волны», представлявшими совсем другое крыло итальянского кино, противоположное жанрово-развлекательному. С Бернардо Бертолуччи они сделали программную картину «Перед революцией», а впоследствии — еще несколько политических фильмов, включая знаменитый «Двадцатый век». Морриконе музыкально оформил ранние «фильмы протеста» Марко Беллоккьо («Кулаки в кармане» и «Китай близко») и Сальваторе Сампери («Спасибо, тетя»). Он написал музыку к «Битве за Алжир» Джилло Понтекорво. Наконец, стал постоянным композитором самого крупного левого радикала эпохи — Пьера Паоло Пазолини: список их совместных картин включает «Птицы большие и малые», «Теорему», «Цветок тысячи и одной ночи», «Сало, или 120 дней Содома».

В своем коде

Ведущий композитор левоэкстремистского кино 1960–1970-х и светский виртуоз усталого итальянского кинематографа последних трех десятилетий, Морриконе был един не то что в двух, а в двадцати двух лицах. Его универсальный талант одинаково пригодился и проблемно-политическому, и жанровому кино; к режиссерам, с которыми он сотрудничал, добавим Тинто Брасса («Ключ»), Марио Баву («Дьяболик») и Дарио Ардженто («Синдром Стендаля», «Призрак Оперы»), Джузеппе Торнаторе («Последний кинотеатр "Парадизо"», «Малена», «Незнакомка»).

Когда эпоха расцвета кино в Италии подошла к концу, Морриконе имел уже достаточно высокую репутацию, чтобы привлечь китов Голливуда. Таких как Майк Николс, Уильям Фридкин, Брайан Де Пальма, Роман Полански, Джон Карпентер, Терренс Малик. Поработал он и с Педро Альмодоваром («Свяжи меня!», 1990). Морриконе уже к концу 1980-х имел множество национальных и международных премий, но «Оскары» пришли к нему до смешного поздно: в 2007-м — почетный приз «за вклад», в 2016-м — полновесная награда за музыку к фильму «Омерзительная восьмерка» Квентина Тарантино, еще одного крупного режиссера, с которым у него сложился творческий тандем.

Страсть Тарантино к киномузыке Морриконе — дело понятное, но особое: здесь уже заявляет о себе восприятие итальянского маэстро как символа золотых времен кино, как части отроческих воспоминаний.

И наверняка по тем же сентиментальным причинам музыку Морриконе одним из главных источников вдохновения называют такие разные творцы, как кинокомпозитор Ханс Циммер, гитарист Марк Нопфлер (Dire Straits), поп-продюсер Danger Mouse и музыканты группы Muse. Цитируя конкретные композиции или просто вдохновляясь Морриконе, музыканты обращались к записанному на подкорку нескольких поколений кинозрителей «коду» — будь то код вестерна, код хоррора или криминальной драмы — и таким образом добавляли в свою собственную музыку ощущение авантюры, трепет или драму. Добавляли там, где их собственный талант заканчивался. Когда музыканты Metallica начинают свой концерт темой «The Ecstasy Of Gold», они сразу обозначают свое желание быть причастными к чему-то незыблемому и одновременно опасному. А когда Muse играют пьесу «Man With Harmonica» из фильма «Однажды на Диком Западе» (1972), они буквально, по-детски «играют в вестерн».

Прошлые мотивы

Насвистывание, выстрелы, щелканье кнута, имитация завываний койота — в «вестерновых» партитурах Морриконе это появилось еще в 1960-е. И появилось не только потому, что композитор экономил средства Леоне, возмещая звуковыми эффектами недостаток обычных симфонических музыкантов. Это было по тем временам еще и отвязное композиторское новаторство — некогда Морриконе был тесно связан с музыкантами-радикалами из Gruppo di Improvvisazione Nuova Consonanza, которые ратовали в Италии за достижения послевоенного европейского авангарда. В том числе и этому сотрудничеству мы обязаны тем, что «новая музыка» вышла к самому что ни на есть широкому слушателю, который вряд ли выдержит пять минут атональной музыки в концертном зале, зато запросто «съедает» эту же музыку под страшный киноэпизод.

Другое дело, что сам он воспринимал себя не революционером, а наследником большой традиции и великого итальянского музыкального ремесла.

В отличие от иных своих нынешних коллег по киноцеху, которые наспех изготовляют саундтреки, поручая «неграм» аранжировки и оркестровки, Морриконе сразу же брался за партитуру целиком.

А среди самых ценных для себя авторов называл не только Луиджи Ноно и Стравинского, композитора тоже по-своему кинематографичного, но и Баха, и Фрескобальди, и Монтеверди. С великим полифонистом Джованни Пьерлуиджи да Палестриной так и вовсе рискнул стать рядом, озаглавив в подражание его «Мессе папы Марцелла» (1562) свою «Мессу папы Франциска» (2014).

Так вообще-то редко случается, но в его случае именно это сочетание — старинный фундамент, эфемерный блеск довоенной киномузыки и авангардный опыт — и порождало популярнейшие из когда-либо написанных киномелодий. Вроде той, что известна всем как «Chi Mai» из «Профессионала» Жоржа Лотнера (1981), хотя написана была еще в 1971 году для фильма Ежи Кавалеровича «Магдалена».

По сути, «Chi Mai» — всего несколько нот, пять прикосновений смычка к струнам, которые намертво застревают в памяти в сочетании с ключевым моментом фильма. На протяжении всей карьеры Морриконе доказывал, что к «академическому» жанру музыки для больших кинопостановок (не к песне, а именно к закадровой инструментальной музыке) могут быть применимы мерки поп-хита. Если у Монти Нормана (с главной темой бондианы) и Лало Шифрина (c музыкой из «Миссия невыполнима») это получилось лишь однажды, то у Эннио Морриконе трудный симбиоз серьезной музыки и шлягера возникал из фильма в фильм.

Его стихией был ностальгический киноэпос, стоический пессимизм, нерасчленимая смесь иронии и пафоса. Его музыка тосковала о несбывшемся, навек утраченном, о загубленных мечтах (в шедеврах Леоне). Возвышалась до какого-то, иначе не скажешь, почвенного космизма в «Днях жатвы» (Терренс Малик, 1978). Источала невыносимую тоску ожидания катастрофы, обреченной так и не случиться, в «Пустыне Тартари» (Дзурлини, 1976). Впитывала неумолимую поступь повстанческих колонн, ту самую «музыку революции», которой бредил Александр Блок, в фильмах Понтекорво о мятежниках и террористах («Битва за Алжир», 1966; «Кеймада», 1969; «Операция "Чудовище»«, 1979).

Темы Морриконе неоднократно перерабатывали джазмены и авангардисты, он был любимым композитором исполнителей серфа и психоделики. Песни с сэмплами из композиций Морриконе не раз прорывались в поп-чарты. В интервью “Ъ” Морриконе комментировал многочисленные переработки его музыки так: «Главное, чтобы это не было халтурой».

Неутомимый труженик — 520 фильмов за 56 лет — Морриконе не пренебрегал ни «Кровавыми автостопами», ни истинно итальянским жанром giallo о подвигах маньяков, вооруженных колюще-режущими предметами, ни бесконечными сиквелами «Спрута», ни прочими «Гуманоидами». Зачастую, как в том же «Профессионале», его музыка превосходила даже отнюдь не дурную режиссуру. Поденщина — не иначе как чудом — не развратила его. Морриконе был в высшем смысле слова аристократичным игроком, игравшим по режиссерским правилам, но, когда речь заходила о сотрудничестве с конгениальными ему авторами, игра шла всерьез — на разрыв зрительской аорты.

Источник: https://www.kommersant.ru

Памяти маэстро: композитор Эннио Морриконе скончался на 92-м году жизни — РТ на русском

В ночь на 6 июля в одной из римских клиник скончался итальянский композитор Эннио Морриконе. Церемония прощания с Морриконе состоится в узком семейном кругу.

Кадры с места главных событий дня на нашем Youtube

Источник: https://russian.rt.com

Автор самого ковбойского саундтрека. Каким был Эннио Морриконе

Эннио Морриконе родился в Риме в 1928 году и очень гордился тем, что за всю свою долгую жизнь никогда не переезжал из этого города. Его отец был джазовым трубачом, и именно от него будущий композитор получил первые уроки музыки, а в 12 лет поступил в Консерваторию святой Чечилии в Риме, откуда выпустился с тремя дипломами: по классу трубы, инструментовки и композиции.

Но еще до ее окончания Морриконе стал приучать себя к работе. Искусство, несмотря на то, какую радость и наслаждение оно дарит, — это огромный труд. Будущий композитор хорошо это понимал и всю жизнь отличался феноменальной работоспособностью.

В звукозаписывающей студии, 1977 год

Еще будучи 16-летним студентом консерватории, Морриконе начинает играть в джазовом ансамбле и писать музыку. Правда, поначалу это были не такие серьезные и монументальные композиции — он просто аранжировал песни для радио и телешоу. Так он начал оттачивать умение оркестровки, за которое его очень ценили. Писать же музыку к кино, благодаря которой и прославился, он начал не сразу, а только в возрасте 33 лет, уже будучи опытным композитором.

Италия, его родина, всегда была в его сердце. Наверное, поэтому и свой профессиональный путь Морриконе начал со спагетти-вестерна — популярного поджанра фильмов о Диком Западе, который зародился в этой стране. Сама судьба привела его к этому, ведь композитор учился в одном классе с Серджо Леоне, главным создателем этого жанра и режиссером культовых фильмов "За пригоршню долларов" (где, кстати, главную роль сыграл никому тогда не известный Клинт Иствуд) и "Хороший, плохой, злой".

C Серджо Леоне на Каннском кинофестивале, 1984 год

Кстати, именно к этой ленте Морриконе напишет тот самый саундтрек, который вы всегда напеваете, если вспоминаете о ковбоях. Именно композиции Морриконе, переплетаясь с сюжетом и режиссерским замыслом, создают то незабываемое настроение, которым и отличаются итальянские вестерны от классических.

' YouTube / Ennio Morricone'

И вот так, один раз ввязавшись в это, Морриконе пронесет спагетти-вестерны через всю свою жизнь, его имя будет прочно ассоциироваться с этим жанром, и свой главный "Оскар" он получит тоже за фильм о Диком Западе — за "Омерзительную восьмерку" Квентина Тарантино. Когда началась работа над фильмом, режиссер прислал Морриконе сценарий, где было множество деталей, порой совершенно незначительных, но для композитора и его работы это сыграло важную роль.

' YouTube / Ennio Morricone'

Прочитав текст и переговорив с Тарантино, музыкант решил создать что-то абсолютно уникальное, не похожее ни на сегодняшние вестерны, ни на вестерны, с которыми он работал 50 лет назад вместе с Леоне. Для него "Омерзительная восьмерка" была приключенческим фильмом, который просто снят в такой обстановке. Потому и саундтрек Морриконе создавал абсолютно другой.

Такой подход был оправдан, и в 2016 году Американская киноакадемия наконец исправила ужасную несправедливость, вручив Морриконе давным-давно заслуженный "Оскар".

Во время получения "Оскара" за музыку к фильму "Омерзительная восьмерка", 2016 год

Хотя в 2007 году композитор уже получал премию, за вклад в киноискусство — его индивидуальные работы почему-то никогда не привлекали жюри. Возможно, рассуждал Морриконе, причина — в географии: большая часть фильмов была снята в Италии.

На самом деле самому композитору жутко не нравилось, что большинство людей помнят его лишь по вестернам. Сам он считал, что музыка к этим лентам занимает довольно небольшую часть его творчества.

Но также он работал, например, с фильмами Пьера Паоло Пазолини "Сало, или 120 дней Содома" (страшнейшая и спорная лента о последних днях фашизма в Италии, где за основу взят роман маркиза де Сада и "Божественная комедия" Данте), "Теорема" (философско-религиозная картина, снятая по собственному произведению Пазолини), шизофренической и полной абсурда и сюрреализма картиной Бернардо Бертолуччи "Партнер" — потом с Морриконе начнут сотрудничать режиссеры со всего мира: Роман Полански, Оливер Стоун, Майк Николс, Терренс Малик и другие. В конце 60-х Морриконе поучаствует и в создании русско-итальянского фильма — последней режиссерской работе Михаила Калатозова "Красная палатка".

' Youtube / Ennio Morricone'

У каждого кинокомпозитора свой метод работы над музыкой и каждый уделяет внимание чему-то своему. Например, великий и прекрасный Джон Уильямс, автор саундтрека к "Звездным войнам", фильмам о Гарри Поттере, Индиане Джонсе и еще десяткам другим, предпочитает лейтмотивный метод. Это значит, что он тщательно работает с мелодией и, скорее всего, начинает с того, что придумывает музыкальную тему для героев, ситуаций. Как мотив "Имперского марша", который преследует любое упоминание о Дарте Вейдере в кадре.

У Морриконе тоже есть свой метод, который можно озвучить так: сперва идет фильм, а потом — музыка. Перед тем как начать работу над саундтреком, он всегда смотрел ленту целиком. Потом ему требовалось немного времени, чтобы обдумать увиденное. Какая музыка могла бы звучать в этот момент? Как сделать эту ситуацию более комичной, а эту — более трагичной? Как подтолкнуть зрителя к определенным размышлениям? А когда музыка должна утихнуть?

' YouTube / HALIDONMUSIС'

Все это время, рассказывал Морриконе, с первого просмотра и до появления саундтрека, он был будто беременный, а значит, всегда думал о своем будущем "ребенке" — дома, на улице, когда просыпался утром и засыпал вечером, даже когда просто ходил в магазин.

Морриконе безумно любил дирижировать своими произведениями. Он делал это до самого конца — даже когда ему уже было 90 лет, он вышел на сцену и дирижировал сидя: возраст давал о себе знать.

После концерта, посвященного 90-летию, 2018 год

В большинстве случаев это были его киноработы, но Морриконе аранжировал и множество песен для звезд итальянской сцены. Например, для Джанни Моранди и Марио Ланцы, чьим большим поклонником был Муслим Магомаев. Кроме того, он писал не только для оркестра, но и камерные произведения для небольших составов, а еще успел поработать в самых разных жанрах: в его работах можно услышать и классический стиль, и джаз, и рок-н-ролл, и авангард. Все, за что брался композитор, он делал с удивительной тщательностью и качеством — за это он всегда боролся и уделял этому особое внимание.

' YouTube / Ennio Morricone'

И между тем написание музыки давалось ему удивительно легко. Многие журналисты, что ходили к нему на интервью, рассказывают похожие истории: как в какой-то момент он мог потянуться за салфеткой, нарисовать на ней нотный стан и сочинить мелодию. Так легко и просто, будто музыка звучала внутри него всегда. А может быть, так оно и было.

Кадрия Садыкова

Источник: https://tass.ru

"Приветствую с большой любовью"

Всемирно известный итальянский композитор, виртуозный музыкант и дирижер Эннио Морриконе скончался в Риме на 92-м году жизни.

Как сообщает La Repubblica, сердце Маэстро остановилось в ночь с воскресенья на понедельник в одной из столичных клиник, куда он попал в результате неудачного падения и последовавшего за ним перелома шейки бедра. По словам друга семьи Джорджо Ассумма, до последнего вздоха мастер сохранял "полную ясность ума и большое достоинство", успев попрощаться с любимой женой Марией, сопровождавшей его на протяжении всей жизни, а также поблагодарить детей и внуков за любовь и заботу, которой они его всегда окружали.

Эннио Морриконе также написал сам свой некролог, который Ассумма продемонстрировал журналистам, собравшимся у больницы, где композитор скончался. "Я, Эннио Морриконе, умер. Я объявляю об этом всем друзьям, которые всегда были рядом со мной; но и тех, кто немного далеко, я приветствую с большой любовью", — написано в документе.

Увлечение музыкой передалось Морриконе по наследству — его отец был джазовым трубачом. В 12 лет Эннио окончил консерваторию "Санта-Чечилия" по классу трубы, композиции, инструментовки, дирижирования и хоровой музыки. С этого момента и началось его стремительное покорение музыкального олимпа.

Эннио Морриконе, как и легендарный Нино Рота, является национальным достоянием Италии. Он написал саундтреки почти к 500 фильмам и телесериалам, в каждом из которых чувствуется его неповторимый почерк… За многолетнюю карьеру итальянский мэтр, который отличался природной скромностью, был обласкан вниманием. В 1988 году он был удостоен премии "Грэмми" (их у него три) за фильм "Неприкасаемые". Эннио Морриконе — дважды обладатель кинопремии "Оскар" в 2007 и 2016 годах, премии Российской киноакадемии "Золотой орел" за музыку к картине Владимира Хотиненко "72 метра", четырех "Золотых глобусов", шести наград BAFTA и девятикратный лауреат итальянской премии "Давид ди Донателло". Буквально за месяц до кончины, 8 июня 2020 года, он стал лауреатом премии принцессы Астурийской за вклад в историю киномузыки — из его многочисленных произведений жюри выбрало музыку к картинам "Хороший, плохой, злой" и "Миссия".

Он написал сам свой некролог: "Я, Эннио Морриконе, умер. Я объявляю об этом всем друзьям…"

Несмотря на весьма почтенный возраст композитора, его кончина воспринимается многими итальянцами как личная трагедия. Морриконе на Апеннинах искренне любили и бесконечно им гордились. "Сегодня печальный день для культуры. Нас покинул один из великих итальянских мастеров, музыкант, который своим утонченным искусством сумел взволновать весь мир", — отреагировал на уход Эннио Морриконе министр культуры и туризма Дарио Франческини.

На Морриконе равняются многие молодые итальянские композиторы, также посвятившие себя миру кино. К их числу, несомненно, принадлежит сын легендарного сценариста и писателя Тонино Гуэрры Андреа, написавший саундтреки к более чем 50 картинам. "Еще одна трагическая новость, которой пополнился этот злополучный 2020-й год. Нас покинула настоящая легенда планетарного масштаба, Маэстро из Маэстро, который, возможно, являлся последним представителем того "золотого" поколения, благодаря которому итальянское кино стало по-настоящему великим и необъятным", — отметил в беседе с "РГ" Андреа Гуэрра.

В своем последнем интервью, которое Морриконе дал итальянскому Huffington Post 20 марта, композитор признался, что вовремя локдауна, находясь на самоизоляции со своей семьей, он не может ни сочинять, ни слушать музыку. "Сейчас неподходящий для этого момент", — поделился он в беседе с журналистом Джузеппе Фантазия, признавшись, что он очень волнуется за здоровье одного из своих сыновей, но тем не менее призывает всех сохранять спокойствие.

Семья Эннио Морриконе, выполняя волю усопшего, приняла решение провести камерное прощание с Маэстро, в котором примут участие лишь близкие и родные.

Источник: https://rg.ru

Смотрите видео: Джон Милтон Фогг

Оцените статью
Добавить комментарий