Там лишь обман, там только матрица

Закрытые границы — не беда, если под рукой есть компьютер, телефон и доступ к интернету.

В России и на Диком, но невероятно плодовитом Западе выходит куча крутых сериалов, за просмотром которых можно скоротать время, сидя на берегу речки в деревне или дома под кондиционером. «Телепрограмма» предлагает несколько вариантов на любой вкус.

«Дивный новый мир»

Мир меняется на глазах — и цифровизация с чипизацией, как говорят конспирологи, не за горами. Вот и дождались актуального сериала по теме. «Дивный новый мир» — экранизация культовой антиутопии Олдоса Хаксли о мире будущего под девизом «Общность, Одинаковость, Стабильность».

Лондон, XXVI век. Мир поделен на касты, людей выращивают в лабораториях, депрессия карается властями. Чтобы люди были счастливы и безропотны, их накачивают синтетическим наркотиком под названием «сома»: он подавляет личность, инакомыслие и имитирует благостное состояние. Прекрасный мир дает трещину, когда в городе появляется человек, родившийся на свет не из пробирки.

Где смотреть: «Кинопоиск HD», с 16 июля.

«Без гражданства»

Проект прекрасной Кейт Бланшетт рассчитан на тех, кто неравнодушен к проблеме мигрантов и расового неравенства — пожалуй, самой популярной теме современного мира. Оскароносная актриса выступает здесь в качестве продюсера и соавтора сценария, что совсем не случайно, ведь она — посол ООН по делам беженцев.

Чтобы понять, кто и как воспринимает трудности культурной ассимиляции, история показана глазами четырех героев: мигранта Амира (Файсаль Баззи), бежавшего из Афганистана в Австралию от зверств Талибана, немецкой стюардессы Софи (Ивонн Страховски), попавшей в секту и лагерь для беженцев, охранника этого лагеря Кэма Сэмфорда (Джай Кортни), выступающего против насилия в отношении мигрантов, и чиновницы Клэр Ковиц (Ашер Кедди), пытающейся разрулить международный скандал. Все четверо встречаются в иммиграционном центре посреди австралийской пустыни. Там мы и узнаем, каково это — быть чужим.

Где смотреть: Netflix, с 8 июля.

«Проклятая»

А этот проект для тех, кто соскучился по магии, истории и мистике, современная версия «Зены — королевы воинов» и других саг про непобедимых амазонок, замешанная на исторической подоплеке. Легенда о короле Артуре подается от лица девушки Нимуэ (Кэтрин Лэнгфорд), будущей Владычицы Озера. Вместе с молодым Артуром отважная дама отправляется на поиски мага Мерлина (помните, про него был отдельный сериал?), чтобы по пути обрести меч Экскалибур для будущего короля. Образ девушки придумали очень уважаемые в мире комиксов и кинематографа люди — Фрэнк Миллер и Том Уиллер.

Где смотреть: Netflix, с 17 июля.

Источник: https://teleprogramma.pro

В данной статье мы постарались собрать все основные и актуальные новости из СМИ о данном событии.

Интернет-тоталитаризм и дистиллированное повествование: каким получился сериал «Дивный новый мир» по роману Хаксли

16 июля в сети стартовал сериал «Дивный новый мир» по роману Олдоса Хаксли. Об отличиях сериала от романа и о том, чем интересно новое прочтение, — в материале RT.

15 июля на стриминговом сервисе Peacock (проект американской медиакомпании NBCUniversal), а 16 июля в российском онлайн-кинотеатре «Кинопоиск HD» состоялась премьера первых эпизодов сериала «Дивный новый мир» по антиутопии Олдоса Хаксли «О дивный новый мир».

Действие ленты разворачивается в XXVI веке. Люди живут в неизбежно счастливом и гармоничном мире. Они разделяются на классы от «альфы» до «эпсилона» ещё до рождения — в инкубатории, где далее растут без какого-либо участия родителей.

Чтобы поддерживать эту «идеальную социальную среду», достаточно следовать трём правилам: никакого уединения, никакой семьи, никакого единобрачия.

Единобрачие заменяют беспорядочные сексуальные связи. Вечеринки с лёгкостью перерастают в оргии. А поддерживать интимные отношения с одним и тем же человеком, наоборот, считается неприличным и даже эгоистичным. Если же кому-то случается испытывать неприятные эмоции, следует просто принять наркотик — сому. В ней люди видят спасение абсолютно от всех проблем.

Однако счастье двух героев оказывается под вопросом. Советника, альфа-плюсовика Бернарда Маркса (Гарри Ллойд), не прельщают беспорядочные связи. Более того, герою по душе уединение. После внезапного самоубийства рабочего ему приходит в голову крамольная мысль, что сома может заглушить не всякую боль.

Проблемы иного толка испытывает сотрудница инкубатория, бета-плюсовичка Линайна Краун (Джессика Браун-Финдли). Она уже 22 раза подряд занималась любовью с одним и тем же человеком, а это выглядит, как моногамия.

  • © kinopoisk.ru

Чтобы развеяться, Бернард и Линайна выезжают в тематический парк «Дикие земли». Здесь, как за животными, можно наблюдать за так называемыми дикарями — то есть людьми, которые живут в традиционном обществе с его горестями и радостями. Правда, в нищете.

Дикари зарабатывают тем, что организовывают для отдыхающих представления, в которых инсценируется бойня на распродаже, венчание (с обязательной перестрелкой) или же тюремный быт.

Тем не менее дикари устают от такого порядка вещей и устраивают вооружённое восстание, в гуще которых оказываются Линайна и Бернард. Героев спасает уроженец диких земель по имени Джон (Олден Эренрайк). После череды перестрелок, экшен-сцен и ряда драматических моментов он попадает в новый мир, где ставит под сомнение существующие порядки, а также узнаёт много нового о самом себе.

Хорошо забытое старое

Сериал представляет собой вольное прочтение оригинала. От него не стоит ожидать достоверного переноса на экран знакомой истории. Скорее, зрители увидят, как мог бы выглядеть «О дивный новый мир», если бы его написали в наши дни сразу для телеэкранов.

Поэтому тем, кто читал роман, лента, вероятно, будет интересна не как кинематографическое воплощение знакомой истории, а как современное переосмысление, лишённое значительной части философской нагрузки.

Что ожидаемо, некоторые сюжетные ходы опущены. Кинематографисты предпочли не делать акцент на культе Генри Форда и философии потребления. Обошли стороной (по крайней мере, в первых сериях) и такую любопытную тему, как гипнопедию — зомбирование идеологическими установками во сне.

  • © kinopoisk.ru

Акцент смещён на свободную любовь и существование «под кайфом». Скорее всего, такой подход обеспечит проекту приличную аудиторию, но едва ли даст ей исчерпывающее представление о мире антиутопии в том виде, в каком его задумал писатель.

Роман Олдоса Хаксли был впервые опубликован почти 90 лет назад, в 1932 году. При создании образа будущего как писатель, так и команда сериала в изображении нового мира опирались на образы современности. Поэтому в экранизацию включены идеи, вдохновлённые развитием науки и техники на настоящий момент.

Так, повсюду мелькают голограммы. Через микроскопический компьютер, который одновременно представляет собой линзу дополненной реальности, люди постоянно подключены к подобию интернета, «индре».

С её помощью, например, можно узнать, к какому классу принадлежит человек (в книге эту функцию выполняла одежда установленного цвета, а также различия во внешности). Таким образом, «индра» поддерживает иерархию и не оставляет возможности уединиться.

Кроме того, создатели сериала аккуратно избежали «неполиткорректных» мотивов: так, индейская резервация превратилась в тематический парк. Также в ленте увеличено присутствие женских персонажей: роль главноуправителя Мустафы Монда исполняет афроамериканка Нина Сосанья.

Если же отвлечься от первоисточника, то «Дивный новый мир» — вполне добротное шоу с приятным, гармоничным видеорядом. Все элементы, от урбанистических пейзажей и интерьеров до деталей одежды, идеально сочетаются. Ко многим сценам подобрана соответствующая атмосфере синтетическая музыка (что, к слову, не противоречит роману).

На фоне декларируемого разделения интимных отношений и духовной близости сцены, в которых подразумеваются искренние эмоции, смотрятся особенно чувственными.

Повествование отличается сбалансированной динамикой, где есть место и экшену, и саспенсу, и неторопливым, посвящённым анализу устройства выдуманного мира сценам.

Удачно подобран актёрский состав. Особенно интересно смотрится Деми Мур, которой досталась роль матери дикаря Джона. Что касается Браун-Финдли, Ллойда и Эренрайка, то все они уже успели хорошо показать себя в других проектах, при этом не оказавшись заложниками собственных ролей (пожалуй, только последнему может помешать запоминающийся образ молодого Хана Соло из франшизы «Звёздные войны»).

Источник: https://russian.rt.com

«Дивному новому миру» не хватило смелости. «Фонтанка» посмотрела первые эпизоды долгожданной антиутопии

На стриминговой платформе Peacock (а в России – на «Кинопоиске») вышли первые четыре серии «Дивного нового мира», сериальной адаптации классической антиутопии Олдоса Хаксли. Пророчества писателя так напугали авторов сериала, что те решили сочинить на основе романа просто очередную красивую фантастику.

По Хаксли, мир будущего живет под девизом «без собственности, без семьи, без моногамии», а любые беды лечатся чудодейственной таблеткой счастья под названием «сома». За границами Нового Лондона до сих пор еще живы «старые нравы»: есть семьи, в которых дети рождаются в результате беременности. И горожане совершают сафари по местам их обитания. Главные герои – Бернард и Ленайна (он носит в романе фамилию Маркс, ну а ее имя пишется, конечно, как Lenina, у Хаксли отсылок к революционерам много), соблюдающий правила нового общества молодой человек и девушка, склонная, вопреки законам, к тому, чтобы влюбляться. Вместе они отправляются в сафари по местам обитания семей с детьми – и вывозят оттуда в качестве диковинки местного жителя (его так и зовут – Дикарь). В Новом Лондоне он потрясает высшее общество своим старорежимным отношением к любви.

С одной стороны, стриминговая платформа канала NBC выбрала удачное время для того, чтобы обратиться к антиутопии Хаксли. Дивный Новый мир наступил (кто будет с этим спорить в 2020 году?). Принципы отношений между людьми сильно изменились, появились суррогатное материнство, искусственное оплодотворение; тиндер и фейсбук установили «новые законы общения». Наконец, тинейджеры – и те все знают про полиаморию и прочие принципы свободных отношений. Хаксли, в общем, должен быть доволен. Но для шоураннера «Мира» Дэвида Винера актуальность – не повод обратиться к сюжету романа, а большая трудность. Если он прямо покажет, что пророчества Хаксли сбылись, мир культа удовольствия наступил – пиши пропало, запишут в ультраправые архаисты. Если проигнорирует все параллели романа с современностью… Ну, а зачем тогда вообще обращаться к «Миру»?

Выход Винер нашел не самый оригинальный. Он вовсе отказывается от того, чтобы параллели подчеркивать и делать явными. Вместо этого, к работе над сериалом он привлек шотландского мастера комиксов Гранта Моррисона, работавшего над «Лигой справедливости» и «Суперменом». Тот, в общем, честно переделал остросоциальный, наполненный политическими аллюзиями текст Хаксли в чистую, почти детскую фантазию: во многом не по своей воле, а прекрасно понимая, что канал NBC вряд ли готов показывать хоть бы и в стриминге сцены оргий. Снова начинается конфликт материала и методов его реализации: роман-то про любовь и секс, он замешан на предельной откровенности и физиологичности. А Моррисон и Винер все это просто вынимают – и остается фантастический сюжет про новое общество.

После того, как Винер избавляется от двух ключевых элементов сюжета Хаксли – социальности и секса – в руках у него остается только весьма условная схема фантастической истории про мир будущего. Чем ее заполнять – непонятно. И сериал – во всяком случае, уже вышедшие первые четыре серии, – превращается просто в дизайнерский набор общих мест оформления фантастического кино. Небоскребы, подсвеченные неоном, обтекаемые формы, сияние белоснежных стен, потолков и полов. В качестве эффектного – и тоже обязательного – контрапункта: помойки, горящие бочки, пустыни, полуразвалившиеся хибары, обшитые железными листами. От всего этого складывается ощущение, что канал NBC под съемки «Мира» скупил на распродаже остатки декораций «Мира Дикого Запада» и «Мира будущего».

Еще катастрофичнее решение обойти все острые углы романа сказалось на всем, что касается собственно героев и актерского существования. Характеры персонажей держатся на сексуальной теме общества всеобщего удовлетворения. Так как героев «кастрировали», а удовольствие оставили только в форме красивых таблеточек – никаких особых мотивировок и полутонов в их характерах больше нет. Прекрасная британская актриса Джессика Браун-Финдли, звезда «Аббатства Даунтон», раскрепощенная и даже грубоватая, в роли Ленайны удивляет: ничего себе, какой она может быть замкнутой, просто на уровне пластики. Как будто ей запрещают лишний раз шевелиться в кадре. Легкий и музыкальный Гарри Ллойд в образе Брайана сведен просто к правильной и симпатичной мордашке с глянцевых страниц. Это, в принципе, в логике сюжета – но за четыре серии ни единой живой эмоции он не показал, остается картинкой. Стоило ли беспокоить Деми Мур (ей досталась роль матери Дикаря) – не очень понятно. Пока она просто честно играет совершенно не свою роль в меру деклассированной и пьющей дамочки.

Отчасти, конечно, нет вины авторов в том, что «Мир» не получился. Они оказались в плену у очень сложного текста, который, в отличие от многих других антиутопий, в сценический или киношный так просто не превратишь. Кроме того, за подобные пророчества как материал для экранизации стоит браться в подходящее время. Например, когда пророчества вот-вот сбудутся. Сейчас – явно не оно: культ удовольствия остался где-то в шестидесятых, эпохе психоделической и сексуальной революции. Свободные отношения вроде как оформились, благодаря соцсетям и приложениям для знакомств, стали обычным делом, спорить о них никому в голову не придет – а приплетать в качестве аргумента Хаксли (забыли вы ценность живого общения, сидите в своих фейсбуках!) уж слишком похоже на старческое брюзжание.

Наконец, стоит вспомнить, что оригинальное-то название – и сериала, и книжки, – Brave new world, а не «Дивный». То есть, скорее, смелый, отважный. Смелости как раз у Хаксли было навалом: он был готов писать о том, о чем говорить-то можно только с очень близкими (про сексуальную раскрепощенность и удовольствия в 1930-е было правда рискованно рассуждать, рановато). Именно смелости Винеру и компании не хватает – и именно из-за ее дефицита сериал и получился настолько заурядным и обычным.

Иван Чувиляев, специально для «Фонтанки.ру»

Источник: https://calendar.fontanka.ru

Там лишь обман, там только матрица

Стриминговые сервисы сейчас запускают все кому не лень — вот и компания NBCUniversal не отстаёт. 15 июля открылся её онлайн-кинотеатр Peacock, сразу выложив весь первый сезон своего широко распиаренного сериала по мотивам романа Олдоса Хаксли "О дивный новый мир".

Когда речь заходит о свежей экранизации какого-то классического произведения, нужно быть готовым к тому, что от оригинала, скорее всего, в ней останутся рожки да ножки. Современный телевизионный формат предполагает насыщение сюжета не только букетом новейших идеологических трендов, но и всевозможными развлекательными бонусами, будь то развязная эротика или старое доброе ультранасилие, возведённое в ранг самоцели.

Физическое насилие в обрисованном Хаксли мире ликвидировано как явление (впрочем, тоже до поры до времени) и с лихвой компенсируется моральным, а вот активная эксплуатация секса и прочих потребительских радостей как средство сдерживания недовольства масс доведено до системного. В этом смысле авторы телевизионного "Дивного нового мира", как и большинство деятелей телеиндустрии в целом, не без успеха иллюстрируют своими работами провидческий дар английского писателя, описавшего нечто подобное ещё в тридцатых годах минувшего века. Такая вот ирония.

Оголтелый консьюмеризм, напомним, является основой общества в мире Хаксли: искусство заменено примитивным масскультом, любые негативные эмоции глушатся универсальным наркотиком — сомой, моногамия порицается и считается чем-то неприличным, а институты отцовства и материнства — недопустимыми. Людей делают в пробирках, сразу же присваивая им социальный статус в соответствии с их врождёнными данными. Жёсткая кастовая система, где "альфы" считаются высшей формой жизни, "беты" — чуть скромнее и так далее по нисходящей, поддерживается тотальной пропагандой, убеждающей представителей всех групп, что их группа — самая счастливая и привилегированная.

Мелкие отступления от текста предсказуемо обнаруживаются сразу же. Сначала — в основном косметические. Сегодня никак нельзя снять мир будущего, не нафаршировав его всяческими гаджетами, напоминающими те, которыми мы ежедневно пользуемся, только усовершенствованными. Главный элемент быта в сериале — специальная линза с т.н. дополненной реальностью, подключающая каждого к своеобразному аналогу интернета. Понятно, что всё это Хаксли в его 1932-м и не снилось.

Через некоторое время появляются отличия посущественнее. Резервация одичавших индейцев, у Хаксли не просто проигнорировавших "прогресс", но и деградировавших почти до первобытного состояния, "политкорректно" заменена здесь тематическим парком развлечений — чем-то вроде "Древнего дома" из замятинского романа "Мы". Он расположен за чертой технологичного мегаполиса и населён всякими маргинальными отбросами — не индейцами никакими, конечно, сейчас нельзя так про индейцев. Жители нищей субурбии зарабатывают на хлеб тем, что на потеху продвинутых жителей центра имитируют быт прошлого — с семьями, церквями, тюрьмами, всем тем, чего в "дивном новом мире" уже нет. Причём нет настолько давно, что и сами притворщики не всегда понимают смысл проводимых ими театральных ритуалов.

Словом, то, что держаться в рамках оригинальной фабулы сценаристы сочли излишним, становится ясно довольно быстро — уже в конце второго эпизода на периферии внезапно объявляется движение сопротивления, хотя никаким сопротивлением у Хаксли не пахло. Однако эту линию так же внезапно бросают на полдороги, а заодно и довольно перспективную идею с "Миром дикого прошлого". Выцепив юного Дикаря с матерью, главные герои — "альфа" Бернард и "бета" Ленина — не без труда и приключений возвращаются в город, оставив боевиков-оборванцев на их захолустной помойке.

Бернард (Гарри Ллойд из "Двойника") и Ленина (Джессика Браун-Финдли из "Аббатства Даунтон") — не самые образцовые граждане, в головы обоих закрадываются опасные сомнения в целесообразности постоянного подавления естественных человеческих эмоций в угоду всеобщему благополучию и спокойствию. Отметим, что у Хаксли такими проблемами страдал только Бернард, но сегодня без значимого женского персонажа, конечно, никуда.

Повесточка здесь вообще отработана по всем пунктам (включая ЛГБТ, конечно, вот бы почтенный Олдос удивился), а отголоски #MeToo отчётливо слышатся в репликах героинь. Женщиной также был заменён один из деспотов-кукловодов, в то время как у "устаревшего" по современным западным понятиям писателя всю эту сложную систему затеяли, конечно, мужики.

С заглянувшей сюда на пару эпизодов Деми Мур, сыгравшей мать Дикаря Джона, мы прощаемся до обидного скоро, и большая часть внимания переключается на сына (молодой Хан Соло Олден Эренрайк). Только узнают читатели Хаксли с трудом — вместо ранимого романтика мы видим довольно агрессивного гопника с не вполне ясными жизненными целями.

Пользуясь популярностью у горожан (особенно женщин) по праву экзотичного чужака, он пускается во все тяжкие, но быстро пресыщается местными простыми удовольствиями, а больше "идеальное общество" ничего ему предложить не может. Поэтому Джон начинает рефлексировать и мутить воду, потому что рефлексировать он предпочитает вслух. А вместе с ним рефлексируют и страдают неблагонадёжные Бернард и Ленина. И продолжается это в течение почти всего сезона.

Вместо замаячивших было подпольных интриг и футуристической герильи мы получаем довольно пресную сагу о "внутренней эмиграции" в обновлённых декорациях древней антиутопии, показанных во всех подробностях со всех ракурсов. Особенно пресна она оттого, что какого-то кровожадного репрессивного аппарата ни у Хаксли, ни у телевизионных сценаристов не предусмотрено. Поэтому большую часть времени в "Дивном новом мире" Peacock толком ничего не происходит. И лишь в самом финале сюжет делает резкий разворот в сторону мясного экшна, явно рассчитывая задремавшего зрителя огорошить и шокировать. Выглядит это действительно весьма эффектно, но абсолютная предсказуемость "внезапного" твиста сводит всю драматичность на нет.

Не слишком помогает освежить старинный роман и заход на территорию киберпанка с совершенно не обязательным углублением в неё. Потому что подаётся это с таким видом, будто о фильме "Матрица" и прочих жанровых хитов никто из создателей никогда не слышал (и такого же невежества они будто бы ждут от публики), а философствования о трагическом несовершенстве человеческой природы и дилеммы, связанные с искусственным интеллектом и вообще технологическим прогрессом, на этом фоне до сих пор кому-то могут показаться оригинальными и конструктивными.

Несмотря на весьма апокалиптичный финал, авторы явно намекают на продолжение. Оправданность которого после столь невнятного старта (при таком-то широком интересе) вызывает большие сомнения.

Текст на сайте Года литературы

2.5

Источник: https://rg.ru

Смотрите видео: Оптические иллюзии, которые взорвут ваш мозг часть 3

Оцените статью
Добавить комментарий